Совместная работа с Евгением Башта началась практически сразу после нашего знакомства -  весной 2016 года. Первой точкой соприкосновения оказался интерес к истории, природе, коренному населению края, где оба мы волей случая оказались. Я переехала в 2011 году из Москвы, Евгений же чуть раньше вернулся в родной город после долгосрочного проекта в другом регионе. Достаточно быстро мы начали развивать, в основном, документальный проект NOMAD CAT, посвященный Югре и ее коренному населению - ханты и манси, который продолжаем вести до сих пор. Посещая национальные праздники, стойбища, леса и городки края, много времени мы проводили в машине за обсуждением идей, фотографических предпочтений. История моей фотографии, практически как у всех ровесников, началась с аналоговой съемки. Но любовь к пленочным картинкам осталась до сих пор, о чем я постоянно и эмоционально рассказывала в пути. В марте, возвращаясь с праздника оленевода, Евгений впервые упомянул о своей подводной большеформатной идее. Видимо, мне надо было достаточно надоесть своими шаблонными описаниями прелестей работы с пленкой, чтобы навести своего коллегу на мысль о возможном союзнике в, казалось бы, неосуществимом проекте.

 Евгений вспоминает о зарождении идеи подводного большого формата: "Началось всё с пинхола. Мне настолько понравилась идея пинхола, что захотелось попробовать, но я сразу отмёл все эти варианты с камерами из спичечных коробок и т.п., мне сразу казалось, что надо снимать только на большой формат. Потом я загорелся снять на пинхол под водой, причем обычные камеры я уже не воспринимал, в голове были только большеформатные. Кстати, с самого начала я думал изолировать камеру, причём придумал, что стекло объектива закрашу чёрной краской, а потом иголочкой в краске процарапаю дырочку, но я подозревал что наличие стекла может изменить оптику, принцип пинхола. Вот тогда то я и подумал, а зачем нужна изоляция? Что изолировать в пустой коробке? И решение пришло вполне логичное. Достаточно изолировать от воды лишь плёнку в кассете, а всё остальное: линзы, простой затвор могут работать и в водной среде.  Но было это так давно... я только сейчас понимаю что прошло лет 5-6".

 После того разговора мы, наверное, несколько раз возвращались к обсуждению этой идеи. Но как обычно это бывает, в основном, вертелись вокруг текущей работы, не очень веря в осуществление столь ресурсоемкого проекта. Но, естественно, эта идея уже прочно поселилась и ждала той минутки, когда мы бы просто начали идти к ее осуществлению. И вот однажды, находясь в отъезде, я получаю сообщение от Евгения, что, пока у него образовался перерыв в работе, он начал работу над камерой. Это был август 2016 года. Тогда достаточно быстро была сделана и камера и две первые кассеты к ней.

Камера рассчитана на пленку размеров 18 на 24 см и представляет собой простую раздвижную коробку, склеенную из пластика и окрашенную внутри в чёрный цвет. Передняя доска позволяет использовать различные объективы, а рабочий отрезок составляет от 11 до 30 см.  Тогда же мы начали первые эксперименты с моноклем и пинхолом, еще в совершенно сухой студии и на природе.

Одновременно с описанными экспериментами началась работа и над камерой большего формата (40 на 40 см), с которой мы предполагали начать подводные съемки. Эта камера  традиционной конструкции с подвижными стандартами и мехами между ними. Такое решение несмотря на бОльшие размеры камеры, позволит сделать её более мобильной и компактной в перевозке. И даёт больше возможностей для управления параметрами съёмки.Также в студии были проведены и первые эксперименты с новой, но еще незавершённой, камерой. Как на пинхол, так и на объектив типа моноколь.

Подводной съемкой мы начали заниматься в июне 2017. Первым делом надо было подобрать удобное место - недалеко от города, с прозрачной водой, с удобным подъездом к берегу. С помощью местных дайверов мы открыли для себя прозрачное озеро в окрестностях электростанции и начали знакомство с ним, чтобы найти подходящие точки для съемок. Еще одна особенность этого озера - торчащие из воды стволы деревьев. Озеро не очень глубокое и представляет из себя затопленный лес с поваленными деревьями и обилием коряг. Под водой же, покрытые илом и водорослями, они произвели сказочное впечатление. Стайки речных окуней подходили прямо к берегу - из-за небольшого размера и обилия коряг - рыбаков здесь не так много, как на других водоемах.

С началом съемок стало понятно, сколько же еще надо было изготовить, приобрести, приспособить. Первый съемочный сезон мы решили провести с камерой 18 на 24 см, а по итогам работы с ней доделать большую камеру, чтобы избежать возможных ошибок и неточностей. А их действительно было достаточно. Как и в любом деле теория и практика зачастую далеки друг от друга. Постоянно совершенствуя оборудование, тренируясь в студии, обновляя наш "модельный" гардероб, мы и провели этот съемочный год. Последние съемки, уже подо льдом, мы осуществили в конце октября.

Сибирская погода непредсказуема и сурова. Снимать приходилось и в грозу, и в снег, и в дождь. Наверное, больше всего запомнились грозовые съемки. Невероятные раскаты грома и мощные молнии. Рядом проходит ЛЭП, ведущая от ГРЭС. Град, ливень. И в разгар этого природного буйства посреди озера пришлось заканчивать серию из 5 карточек по числу кассет. Достаточно было и забавных случаев с потерянными грузами, уплывшими кассетами, проколотой посреди озера лодкой, на которой мы транспортировали оборудование и иногда себя. Перед каждой съемкой на озере нас встречала местная жительница - любопытная выдра.

Думаю, рассказ о закадровой жизни проекта был бы неполным без описания типичного съемочного дня. Как вы уже поняли при просмотре фотокарточек и описания технологии, съемки требовали тщательной подготовки и сбора оборудования, экипировки и мелочей, без которых было бы невозможно справиться с работой на месте. На начальном этапе, проводилась пробная съемка в домашних условиях, подбиралась мощность вспышки, расстояние съёмки, диафрагма, готовилась экипировка для модели . В день съемки необходимо было заранее подготовить кассеты с пленками и в соответствии с планом съемки собрать все необходимые вещи. Помимо экипировки модели, гидрокостюмов и непосредственно техники для съемки (большеформатная камера, цифровая камера, свет), каждый раз необходимо было собрать вроде бы второстепенные предметы, но иногда без них съемка была бы если не испорчена, то значительно затруднена: ножи, веревки, достаточный запас грузов, различные инструменты, резиновая лодка.

По приезду на место съемки шла подготовка и сборка оборудования, подготовка модели и фотографа к нырянию. Причём это разделение очень условное, так как роли менялись даже в рамках одной съёмки, да и работа с камерой требовала совместных усилий. Следующим этапом готовилась подводная "сцена". Транспортировалась и устанавливалась камера, поскольку она имеет небольшую положительную плавучесть - еще и тщательно пригружалась, перемещались остальные необходимые для съемок вещи: кассеты с пленками, фонари и пр. Коряги, торчащие из воды и отпугивающие вездесущих югорских рыбаков, безусловно помогали нам припарковать лодку, отдыхать между погружениями. Сам процесс съемки начинался зачастую в темноте и состоял из очевидных трех этапов - загрузка кассеты в камеру и открытие шибера, затем одновременное погружение фотографа и модели - модель занимает своё положение, стараясь оказаться на нужном расстоянии от камеры, фотограф снимает крышечку с объектива, запускает с помощью цифровой камеры подводную вспышку, закрывает объектив и шибер, следующие погружение - смена кассеты. Практически каждый раз гладко эта процедура не проходила, как я и писала выше. Но потерянные на мутном илистом дне груза или уплывшие в ветреную погоду на середину озера кассеты лишь тогда вызывали негодование, теперь же вспоминая эти моменты хочется только улыбаться. 

По приезду в студию наступал момент истины - "распаковка" кассет и проявка пленок. Каждый раз ожидание и волнение. И радостные:"все 5!" Или разочарованные: "Ни одной".

 Теперь, по окончании съемочного сезона 2017, мы начали подготовку к следующему. В планах использовать камеру 40 на 40 см, возможно, подледные погружения, приведение оборудования  в рабочее состояние и использование его для полноценного ретродайвинга и, соответственно, съёмок, использование фотобумаги вместо плёнки, поиск новых локаций и тем для работы, продолжение наших исторических поисков и многое другое. Так же ведутся работы по созданию полноценного затвора и объективов для камеры, усовершенствование оборудования и технологии.  Всё это имеет цель выйти на реализацию более объёмных проектов о взаимоотношении человека и океана.  А пока мы готовимся к следующим съемкам и погружениям, вы можете посмотреть фотоподборку о процессе нашей работы:

Текст:  Полина Петренко

Фотографии: Евгений Башта, Лилия Костив,  Полина Петренко, Андрей Семакин. 

 
 
G
M
T
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Звуковая функция ограничена 200 символами

© 2023 Имя сайта. Сайт создан на Wix.com